Организация бюро переводов

Как правило, бюро переводов создают переводчики. Но здесь все совершенно по-другому. Вениамин Бакалинский сам переводчиком не является. Он – инженер-системотехник, который тем не менее взялся за создание системы, в которой нет штатных переводчиков, они привлекаются на каждый проект, а переводы выполняются с любого языка на любой.

- Как Вам, инженеру по образованию, пришла в голову идея заняться таким совершенно гуманитарным бизнесом.

- Я действительно технарь и к тому же со вторым высшим образованием – финансовым, подошел к этому делу системно. Я биржу переводов сделал, придумал, как наложить биржевые механизмы на взаимоотношения переводчиков с заказчиков – с точки зрения финансов, инвестиций, юридической платформы, технической площадки. В переводах существует вечная проблема: переводчиков клиенты кидают на деньги, а они клиентов на качество переводов и сроки выполнения заказов. Всем этим я начал заниматься в начале 2006 года, после работы, в свободное время, и деньги свои вкладывая в это.

Потом понял, что своих сил и средств мне не хватает, и надо искать инвесторов. Мне повезло, нашел такого человека – это был мой партнер по другому проекту. Я его неплохо знал и был уверен в нем… пока он меня не кинул, оставив с долгами на полмиллиона рублей. Обещанных денег не дал.

Вот тогда и появилось бюро переводов. Переводчики уже были, понимание предстоящих действий тоже сформировалось, и надо было как-то выбираться. Мы сели на телефон вдвоем с единственной сотрудницей, которую я тогда смог оставить, и сразу же нашли первый крупный заказ. Примерно на те же самые полмиллиона.

- Бизнес, связанный с переводами, вряд ли требует больших инвестиций. Или приходится вкладывать в раскрутку, продвижение бренда?

- Действительно, этот бизнес имеет малый входной порог, и это можно считать его болезнью. Слишком многим кажется, что это легко и просто – взял страничку, перевел. Студентов каких-то привлек, посадил фрилансеров, рекламу дал – да ее ведь тоже бесплатно дать можно. Вот потому этот бизнес предельно неорганизованный, все друг у друга работу перебивают, и никто ее не делает качественно. Если же подходить к вопросу серьезно, то, как и в любой бизнес, нужны вложения: в рекламу, в брендинг, да и в технологии тоже. Для серьезного проекта нужна переводческая память, нужна система распределения заказов, информации. Вот у нас по одному проекту над переводом работало одновременно 309 переводчиков в пяти городах.

Мы предлагаем компаниям оптимизировать переводческий процесс. При этом даже при наших ценах, немного превышающих рыночный уровень, компания сможет получить на этом определенную экономию. Плохо, что нас отправляют к секретарше, которая занимается всякими третьестепенными делами – уборщицами, курьерами, доставкой воды, переводчиками…

- То есть, люди не понимают, сколько они тратят на переводы?

- Да, это обычно очень небольшой процент в обороте компании. Но он может составлять миллионы рублей, а иногда и миллионы долларов, так что есть, за что бороться, на 20-30% оптимизировать этот процесс. Это ведь не только денежная оптимизация. И не только по срокам. Вот пример: крупная компания, работающая на атомном рынке, «прощелкала» тендер на строительство нескольких АЭС. Причина удивительная: они все успели подготовить, даже все успели перевести, а вот секретаршу проверить на подумали, и она слишком старательно просканировала документы, с излишне высоким качеством. В результате документация просто не успела загрузиться на сайт тендерного комитета. При переводах задержки по времени – частое явление, здесь человеческий фактор играет огромную роль. Поэтому оптимизация и организацию затрагивает и качество переводов, конечно. Одна ошибка в договоре способна привести к большим убыткам. Все это знают, кроме тех, кто конкретно готовит данный договор.

- Зачем Вы ввязались в этот бизнес, конкурентный, неорганизованный, нецивилизованный и, можно так сказать, недооцененный?

- Ну, кто из начинающих предпринимателей, открывающих первый свой бизнес, до конца понимает, во что он ввязывается? Вот и не знал процентов 90 тех проблем, которые мне потом встретились. Почему я ввязался? Интересно было. Да и ситуация способствовала: были переводчики, были расходы, а денег не было. Ввязался и рад. Конкуренция – она в любом бизнесе есть. Вошел бы в другой бизнес, была бы иная конкуренция, другие проблемы, которые пришлось бы решать.

- Много было у Вас ошибок первое время?

-  Были ошибки, и не только в начале, и сейчас случаются, причем недешевые. Основные ошибки касаются людей. Мы работаем в сфере В2В, а это – не так просто. Готовых специалистов в продажах немного, людей приходится воспитывать с нуля. Некоторые не справляются, видят, что этот хлеб тяжел, и уходят. Бывает и иначе – через несколько лет человек уходит, забрав с собой базу клиентов. Правда, воспроизвести схему работы этого бизнеса не удалось никому.

- Как Вы подбираете переводчиков? Это же люди, у кого-то ребенок заболел, кто-то некачественно сработал. При таком широком спектре языков, как у Вас, вы же не можете все проверить?

- Наши сотрудники не проверяют переводчиков, они выстраивают процесс. А что касается качества, то проводится обычно только первичная проверка, чисто визуальная, в части оформления текста. А если все же надо проверить качество, то есть у нас и более опытные переводчики, так почему бы их не использовать в качестве редакторов? Даже проверенных переводчиков надо проверять. Бывали примеры, когда переводчик набирал заказы, не справлялся и перепоручал их кому-то еще. Бывает, что даже опытный переводчик вдруг присылает текст, переведенный компьютером, чуть поправленный. В начале работы такое случалось – отслеживали, отдавали текст другому переводчику. Контроль качества – это просто одна из техник, которые мы используем в своей работе.

- И со многими переводчиками пришлось расстаться?

- Они у нас все – фрилансеры. Штатных переводчиков мы не держим, такое могут позволить себе только фирмы, например, постоянно переводящие технические паспорта оборудования. Наш фронт работ – бизнес для бизнеса, и тексты бывают очень разные. Бывает, что даже хороший переводчик для конкретного текста не подходит, нужен другой. Разная тематика, разная специфика. У нас было не слишком много переводчиков, с которыми мы отказались работать – несколько десятков, может быть. Из общего числа переводчиков, превышающего две с половиной тысячи, это действительно немного. Чаще это – моя ошибка: взял не подходящего к данному проекту переводчика. Но все это выявляется в пределах компании и до клиента не доходит. С таким человеком расставаться глупо, надо просто представлять себе его возможности.

- Устными переводами Ваша фирма занимается? Синхронным переводом, например? Какого профиля переводчиков найти сложнее?

- Да, занимаемся. Их меньше намного, не больше 20% из общего количества работ. Все это зависит от потребностей бизнеса. А насчет сложностей поиска – трудно найти специалистов по узкой технической тематике, вроде конструкции узлов атомных подводных лодок. Такие тексты человек не может перевести, если он в руках эту технику не держал.

- На каких переводах можно заработать больше всего?

- На технически сложных и на очень срочных. Если на проекте работают без выходных два десятка переводчиков, то это самые выгодные заказы, но они же и самые рисковые: от разных людей все надо свести вместе, скомпилировать, а время крайне ограниченное. Выгодны также синхронные или последовательные переводы, если они заказываются надолго. Не пару часов на переговорах отработать, а на конференции несколько дней. Но иногда мы от таких заказов отказываемся, так как для клиента может быть слишком большой риск. Он, может быть, не понимает, что если он хочет, чтобы ему за ночь перевели 100 страниц, то это – риск. Это очень большой объем, и как бы мы ни старались, можем дать ему не такое качество, которое ему хотелось бы.

- Как Вы думаете развивать свой бизнес далее? Просто наращивать объемы, брать больше заказов, или что-то новое изобретать, другие подходы к бизнесу искать?

- Конечно, изобретать, хотя это лучше получается у больших сильных компаний, работающих с языками – у них очень достойные технологии. Направлений может быть несколько. В Москве есть около тысячи переводческих компаний, разных по уровню. Но это же неинтересно – быть одной компанией из тысячи, хочется быть в чем-то единственной! Международную компанию было бы интересно создать: на таком уровне в России компаний пока нет. С другой стороны, переводческий бизнес – не слишком инновационный, поэтому планируется развитие совершенно новых проектов, связанных с переводом. Программные продукты готовим, подобных тоже на рынке пока нет.

Но если посмотреть на дальнюю перспективу, то письменные переводы сократятся во много раз. Программы-переводчики совершенствуются, и наступит время, когда машинам не будут отдавать только самые ответственные тексты. А всю текущую работу будут делать машины. Но, может быть, с редактированием впоследствии. И рынок переводов лет через 10 сильно сократится. В устных переводах никакого прорыва не намечается, вот мы туда и двигаемся.

- Каковы Ваши критерии оценки успеха компании?

Один из критериев деньги. Если бизнес дает то, что от него ожидалось, это признак успешности. Второй критерий – мне интересно этим заниматься. Если дает деньги, но удовольствия не приносит, надо сворачиваться. Мы с моими сотрудниками делаем ошибки, совершенствуемся, и мне нравится то, к чему мы идем. Этот бизнес очень разнообразен – разные клиенты, тематика разная. Столько нового наши переводчики узнают! Для одного дедушки монографию переводили о вечном двигателе. Говорит, он на даче у него работает.

Мы, переводчики работаем на стыке стран, бизнесов, культур. Это очень интересно!

- А лично Вы считаете себя успешным предпринимателем?

- Для меня, как и для компании, важны те же две составляющие успеха. Но если для фирмы деньги важнее, то для меня важнее интерес. Интересную работу я имею, а в части финансов – еще есть, куда стремиться. Если что-то делается с удовольствием, то процветать оно будет.

 

 

Добавить комментарий