Организация корпоративов и праздников

Сергей Князев – это не предприниматель поневоле. Он занимался наукой, жил в Европе и в открытии собственного бизнеса совершенно не нуждался. Почему он полностью изменил свою жизнь, открыв 15 лет назад в Москве без капиталов и связей ивент-агентство, которое оказалось успешным и даже пережило несколько кризисов, расспросим его самого.

- Все началось с КВНа. Я еще студентом, когда в Новосибирском пединституте на истфаке учился, был в команде КВН. Мне все это очень нравилось, особенно те мероприятия, которые происходили внутри команды – свадьбы, например, дискотеки, вечера – все это мы сами устраивали. Дальше настало время науки, вполне серьезной, я ведь в Европе лекции читал. И однажды наступил кризис среднего возраста – скучно мне стало. Все предсказуемо, и я мог точно сказать, чем мне предстояло заниматься, например, через три года. Все это стало для меня неинтересным, и наука перестала быть источником радости. Вот мне и вспомнилось КВН-овское прошлое. Наука, которой я занимался – психология, что тоже пригодилось: делая что-то для людей, надо о них побольше знать. Выбор между Европой и Россией я сделал в пользу страны, в которой вырос и впитал весь этот менталитет. Я вернулся в Москву.

- В каком году это было?

- В 1998-м. Как раз под дефолт. Друзья меня сумасшедшим считали, убеждали, что когда фирмы разоряются, праздновать никто не будет. Но Россия – страна особая. Здесь чем хуже обстоят дела, тем ярче человек гуляет, на последние деньги, но гуляет. В Москве у меня знакомых и друзей не было, но довольно быстро удалось начать работу. В те времена популярны были казино, в них весь шоу-бизнес вращался, вот я туда и пошел. При казино всегда устраивается клуб, где человек, поиграв, может передохнуть. Я и предложил в таком клубе организовать шоу-программу, чтобы люди могли ненадолго отвлечься и при этом не ушли.

Первое время меня прогоняли. Спрашивали, кто я такой. Ну, что мне, рассказывать, что я магистр психологии, с европейской известностью? Кому это здесь надо? Пока случайно не договорился с одним казино, где какая-то программа сорвалась, и мне предложили попробовать. В понедельник договорились, а в пятницу уже надо было шоу устроить. Связей никаких. Я предложил программу «деловая леди». Расчет был на то, что ходят в казино бизнесмены, а им всегда нужны секретарши, реальные деловые помощники. Вот и давалась им возможность в ходе шоу выбрать себе супер-секретаршу, умную, знающую языки. Я обратился в рекрутинговые агентства: им – пиар, мне – секретарш, но самых лучших. Они свой кастинг, наверно, провели и нашли отличных девчонок – красавиц, умниц.

И что получилось? Народ бросил свою игру в казино и собрался смотреть. Болели, переживали, аплодировали. При минимальных затратах получился отличный эффект. Владельцам понравилось все, кроме того, что люди не играли. Мне предложили контракт на полгода, чтобы устраивать шоу небольшие, связанные с игрой.

- И как из этого родилась фирма?

- Меня начали узнавать и приглашать в организации – корпоративы организовывать. Я сам уже не успевал – потребовались люди – секретарша, менеджеры. Вот так понемногу фирма и образовалась. Тогда балы были популярными как альтернатива тусовок малиновых пиджаков. Историческое образование пригодилось: о старинных балах я знал довольно много.

- В 2008 году многие начали отказываться от корпоративов – как Вы это время пережили?

- Да, все праздники стали намного скромнее. От новогодних праздников начали отказываться, которые еще летом заказаны были. Праздники в ресторанах или в пансионатах просто отменялись. Но мы сориентировались быстро и начали предлагать новогодний праздник с доставкой в офис. Мы привлекали недорогую кейтеринговую компанию, она нам на пластиковой посуде организовывала закуски, шампанское в стаканчиках. И мы обходили в офисе все помещения. В каждое заходил Дед Мороз с руководством компании, а после них по одному заходили артисты со своими номерами. Так по цепочке поздравляли всех. Этот новый формат клиенты оценили. Совсем обойтись без корпоратива – это показать коллективу, что дела плохи. А здесь такой вот вариант, недорогой, но интересный. Заказов сразу появилось множество, даже от других агентств клиенты переходили к нам.

- Тогда же многие агентства закрывались?

- Да, тогда из пары тысяч московских агентств устояли не больше двухсот. Мы даже расширили свою долю рынка, заработали достаточно, чтобы офис купить.

- Следить за переменчивой модой, адаптировать программы, подстраивая их под меняющиеся запросы клиентов нельзя без хорошего творческого коллектива. Как Вы его создавали? Ведь такой специальности людей не было?

- Да, команда у нас удивительная. Творческий коллектив – это особые люди, они мгновенно реагируют на изменения в запросах и сразу что-то новое предлагают. Были они и раньше, их институты культуры готовили и готовят. Театральные училища выпускают режиссеров и сценаристов, в театрах на всех места не хватает, и они обязательно приходят на ивент-рынок. Но оказалось, что готовят их просто ужасно. На уровне массовиков-затейников домов культуры, причем провинциальных. Как можно за пять лет ничему не научить – не знаю. После попыток привлекать лучших выпускников таких вузов, я пришел к выводу, что готовить для себя кадры надо самому.

- И тогда Вы открыли свою школу менеджеров?

- Да, восемь лет назад я начал готовить ивент-менеджеров. У меня студенты каждый день слушали тех, кто реально работает на этом рынке. Многие мои конкуренты с удовольствием читали лекции студентам, руководители подрядных организаций, занимающихся звуком, светом, ресторанным обслуживанием тоже привлекались к обучению. Это – практики с большим опытом. Пусть не все из них педагогическими данными обладают, структурировать материал не могут, но самое необходимое дают. Открывал я школу на год. Рассчитывал пополнить свою команду интересными людьми – и все. Но школа осталась и уже восемь лет работает как отдельный проект, прибыль свою дает. Более того, когда наши выпускники разъехались по крупным городам страны, это привело к тому, что уровень этого рынка стал выше. И менеджера с дипломом моей школы везде берут охотно, хотя диплом этот не государственный.

- Клиенты у Вас преимущественно постоянные?

- Мы стараемся, чтобы они от нас не уходили. Если клиенту понравилось раз, другой, он и дальше будет к нам обращаться, привыкает просто к хорошему уровню. Не раз случалось, что в поисках чего-то новенького уходит клиент в другую компанию, а потом – возвращается к нам. Сейчас очень сложно работать после появления закона об обязательных тендерах. Заказчик и хочет с нами работать, но вынужден отдавать заказ тому, кто предлагает минимальную цену. Сразу же резко снизилось качество всех проводимых праздников. Сами клиенты жалуются – привыкнув к высокому уровню проводимых праздников, сейчас получают совершенно иной.

- Как Вы рекламируете свои услуги?

- Главная задача – поддерживать уровень бренда, его известность. В социальных сетях мы присутствуем, по возможности приглашаем на свои мероприятия журналистов, чтобы они посмотрели, как мы работаем. В результате о нас говорят, хвалят или критикуют, но в городском информационном пространстве мы присутствуем. Кроме того, мы все время показываем нашим клиентам, что мы можем делать. На первом этапе своей работы денег на рекламу у меня не было. Занимаясь на уровне казино, я мог только мечтать, чтобы моими клиентами стали МТС или «Кока-Кола». Приходилось придумывать мероприятия, которые сейчас называют событийным маркетингом, различные акции, продвигающие на рынок собственный бренд. Это были мероприятия с минимальным бюджетом, которые наверняка должны были появиться в прессе.

Вот одна из таких акций – «Прописка пернатым певцам» - на Чистопрудном бульваре звезды эстрады развешивали скворечники. Затраты минимальные, но мы собрали 30 медийных персон, которые с удовольствием занимались развешиванием скворечников. Мы разбросали информацию об этой акции по разным изданиям, и собралось довольно много прессы. Все это сняли, показали по ТВ, опубликовали в газетах. Когда мы посчитали, сколько мы бы заплатили, заказав публикацию этих заметок и показ репортажей, получили сумму в несколько тысяч долларов. А мы тысяч десять рублей потратили. И вот такие дешевые, но эффективные мероприятия мы проводим постоянно.

- Вы не жалеете о том, что, отказавшись от спокойной европейской жизни, ввязались в такой бурный рынок?

- Я этот вопрос сам себе иногда задаю. Но каждый раз делаю заключение: не жаль мне этой науки, которую на веселый бизнес поменял. Друзья спрашивают: пятнадцать лет праздников не надоели? Нет, не надоели. Я люблю эту работу. Наверно, я – один из тех счастливых людей, превративших увлечение еще со времен КВН-овских вечеринок в бизнес. Я ведь первое время не смотрел на это, как на бизнес. Просто шел заниматься любимым делом, чтобы удовольствие от этого получать. Капитал у меня небольшой был, на лекциях зарубежных собранный. Знал бы я тогда, сколько за это платят, я бы, наверно, к этому отнесся посерьезнее.

- Что Вы считаете успехом? Какой бизнес, по-вашему, можно назвать успешным?

- Ощущение успеха проявляется в нехватке времени на личную жизнь. Такое количество заказов приходит, что заниматься ими приходится постоянно. Днем и ночью решаешь бизнес-задачи. И при этом материальные результаты позволяют не думать о выживании себя и коллектива, а дело развивается само, нарастая, как снежный ком. Вот тогда, наверное, и можно говорить о приходе успеха. Беда только в том, что семья у меня в Швейцарии, я разрываюсь, летаю туда на выходные. Но я не могу себе представить, как жить без этого бизнеса, бросить или поменять на что-то. Все это настолько классно!

 

 

Добавить комментарий