Создание фирмы строительного направления

Олег Козлов уже десять лет руководит собственной фирмой, расположенной в Подмосковье. Здесь из алюминиевого профиля создают окна, фасады, крыши. Образование он получил по профилю пищевой промышленности, но надоели ему все эти колбасы. Однажды отправился на стройку подрабатывать и сразу понял, что это и интереснее, да и выгоднее тоже. Перепробовал он разные строительные направления, а первый заказ на конструкции из алюминия получил случайно, еще и производственной базы не имея.

- Что у Вас получилось с этим первым заказом?

- Это не анекдот похоже. В 2000 году железная дорога свой стадион «Локомотив» реконструировала, и главным архитектором строительства стал наш знакомый архитектор. Он в нас поверил, хотя мы, кроме горящих глаз, ничего не имели. Бизнес-то был, мы на других предприятиях заказы размещали, и ничего общего с алюминиевым производством у нас тогда не было. Конструктора были, бухгалтеры неплохие, менеджеры. Получив аванс, мы оборудование приобрели, помещение арендовали. Не самое современное, конечно, покупали – то, что могли позволить. Это сейчас у нас есть все лучшее, что в мире производится.

Службе безопасности «Металлиста» кто-то доложил, что работать собираются аферисты, у которых никакого производства нет. И к нам явился руководитель этой службы, чтобы проверить. А мы только получили оборудование, ночью мы его выгружали, и оно еще в ящиках стояло в пустом цехе. Он дал нам пять дней на разворачивание производства. И через пять дней мы не просто расставили станки, но и продукцию начали выпускать.

- А потом уже было, что показать?

- Да, конечно, стадион – это был отличный заказ. Больше мы таких крупных объектов не делали, хотя достаточно заметные сооружения строим каждый год. Наш поставщик профиля, компания из Германии, всех своих партнеров классифицирует, и мы у нее числимся строителями автосалонов. Из пяти построенных наиболее интересным был «Инфинити», архитектурно интересным, там такой парящий в воздухе экран создавался.

- У нас пока строительство из алюминия не слишком распространено?

- Да, действительно, заказчики обычно стараются выбрать что-то подешевле, а в этом отношении алюминиевые конструкции проигрывают, хотя и имеют намного лучшие характеристики. В европейских строительных нормах и правилах предусмотрено сооружение магазинов, автосалонов и прочих зданий именно из алюминия. Эти конструкции экологичны и очень надежны. А у нас в стране все идет по-своему. Даже магазины еще продолжают из ПВХ строить.

- И когда же наши строители дорастут до использования алюминия?

- Лет через 15, я думаю. А потом появится проблема утилизации окон из ПВХ – в Европе над этим уже ломают голову. Все эти окна, которые мы в квартиры ставим, они же вредные вещества абсорбируют. В Европе это поняли, потому и продают нам дешево и профили, и оборудование для их производства.

- Рынок строительства из алюминия не выглядит стабильным. Где-то в 2007 году был пик, потом производство начало падать, процентов на 30, а то и на 50%. Как в таких условиях развиваться?

- Ситуацию, которая создалась сегодня на рынке, можно назвать катастрофичной. В регионах немного легче, некрупным предприятиям проще держаться. Они могут в частный сектор сместиться, зимние сады берутся делать, ларечки какие-то. Если посмотреть, как работают предприятия на Западе, там в малых предприятиях хозяин обычно и бухгалтерскую работу выполняет, он и главный инженер, и прораб, а надо – так и водитель. А рабочие, которые делают конструкции, сами их и монтируют. А крупное предприятие должно быть привязано к какой-то структуре, к мэру, например, или к кому-то из его семьи. Многие закрываются – у нас ведь политика направлена не в сторону российского производства, как бы нас ни уверяли. На рынке сейчас производителям тяжело, строительство сворачивается, люди деньги экономят, девелоперы проекты замораживают. Предприятия, не пристегнутые к каким-то чиновникам, обречены на вымирание. Или не к чиновникам, а к крупным организациям, чтобы работать в проектах национального уровня и там получать регулярные заказы.

В 2007-2009 году на фоне общего подъема строительства в стране не хватало предприятий, занимавшихся производством фасадных конструкций. А сейчас все идет разрозненное, отдельные элементы к разным конструкциям.

- Массового производства нет?

- Да, и при этом длительность выполняемой работы растет, количество задействованных сотрудников возрастает. На каждый объект нужен отдельный конструктор, технолог, прорабы, растет штат. А потом приходит кризис.

- В кризис сильно сократили персонал?

- Это ужас просто. Конструкторское бюро на 70% уничтожили, включая его руководителя. А ведь это – мозги, люди, с трудом вживающиеся в компанию. А у нас их стало нечем кормить. Здесь еще и проблема неплатежей встает. Об этой проблеме мало говорят, а на рынке она есть, и законодательным путем деньги вернуть не получается, даже судебная система не работает. Вот выиграли мы дело, два года работают судебные приставы, а денег мы так и не увидели. Речь идет о стадионе «Динамо», вполне реальном объекте, где реконструировался футбольный манеж. Было множество гарантийных писем, обязательств известнейших людей. Мы взялись за работу, половину сделали, а на уровне задолженности 10 миллионов остановились. Года полтора судились, выиграли все суды, но футбольный клуб от наших финансовых требований уже два года бегает.

- В последнее время стало больше государственных заказов?

- Не то, чтобы больше, просто пропорция сместилась: если раньше коммерческие заказы занимали 80% объема, то теперь наоборот, 80% - это заказы государственные. За них тоже бороться приходится. Тендеры выигрывают те, кто их объявляет и заказы дальше раздает. Получается замкнутый круг, в который проникнуть очень сложно. А коммерческих заказов стало намного меньше. Впечатление такое, что коммерсантов буквально вытравливают. Нам пришлось перепрофилироваться, получать лицензию ФСБ, работать с ВПК, сместили акцент на проектные работы, сократили производство.

- Госзаказы – это ведь известные проблемы, с отсрочками платежей, волокитой…

- Да, есть большие потери времени при получении средств, но получить деньги от государства в несколько раз надежнее, чем от структур коммерческих. Если даже до суда дело дойдет, с государства деньги будут выплачены гарантированно. А вот с любой коммерческой структуры деньги получить практически невозможно.

- А получить госзаказ сложно?

- Очень сложно. Выстроена целая система тендеров, непонятно, как на них выходить, как получить техническую документацию – ведь чтобы цену назвать, надо проект с разных сторон проработать. В тендерном пакете информации крайне недостаточно.

- Как Вы оцениваете успешность Вашего бизнеса и чего хотели бы от него добиться в дальнейшем?

- Мне всегда хотелось не сидеть на какой-то должности, а иметь интересное дело, искать что-то непонятное и неизведанное. Я за границу часто езжу, там есть чему поучиться, что перенять. Бизнес по-русски еще во многом отстает. Та же компьютеризация станков еще в будущем. В Германии руководитель моего примерно уровня – это творец, созидатель, он удовольствие от работы получает. Я же скорее функцию чистильщика выполняю. Встречаю людей, пробиваю заказы, хожу по судам. Непосредственная работа у меня занимает 7-10% времени. Вот, допустим, крыша у меня протекла – я за это отвечаю, ремонт организую, да еще и убытки компенсирую. Западный предприниматель этим никогда не станет заниматься – у него все застраховано. Протекло что-то – вызвали страхового агента, он разбирается. А предприниматель исключительно за свою работу отвечает.

Я же даже сказать не могу, за что я не отвечаю. За все отвечаю. Нефть в цене прыгает – отвечать мне. Изменится курс доллара, цены на алюминий, на электроэнергию, а у меня в договоре фиксированные цифры, и все это представляет собой мою зону ответственности. Но даже на Западе количество предпринимателей сокращается. Они не хотят брать на себя ответственность и уходят в более спокойную деятельность. Я бы тоже этого, наверно захотел, очень уж труд этот нелегок, стабильности нет. Если промышленное предприятие создано не за чьи-то деньги, в России им управлять сегодня очень сложно.

 

Добавить комментарий